Яндекс.Метрика
Добавить в избранное

Подпишитесь на рассылку и будьте в курсе всех бизнес новостей в Калуге и области

Нажимая кнопку «Подписаться» вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных.

Комплексное бухгалтерское и юридическое обслуживание
Погода на сегодня
+ 10
76,4790,41984 029,09
24.10.2020 00:56
Pogoda.com
  29.11.2018
  Иван Романов

Смогут ли сиделки платить налог для самозанятых?

  29.11.2018
  Иван Романов

Со следующего года в Калужской области начинается эксперимент по взиманию налога с самозанятых.

Самозанятые — асоциальные элементы

Предваряя скорый запуск налогового эксперимента, губернатор Калужской области выступил на московской радиостанции «Говорит Москва». Анатолий Артамонов так описал самозанятых:

— Эта гаражная экономика самозанятых — это люди, которые морально чувствуют себя не совсем внутри общества. Человек, когда находится в социуме, он понимает, что он отчисляет какие-то средства и вправе рассчитывать, чтобы о нем самом и его детях заботились. А если человек вроде как работает, но никакой никуда копейки не вносит, да — он может, конечно, как гражданин страны сказать: «Вы обязаны, давайте, помогайте». Но морального-то права он не имеет. Он находится не наравне с остальными членами общества. Любого нормального человека это беспокоит. Когда он выходит из этой тени и вступает в отношения с государством, тогда появляется полный пакет его прав… Можно уже о самом себе думать с большей степенью уважения. Они получают моральное право от меня требовать всего того, что получают те, кто работает на других производствах.

По данным ФНС, в Калужской области зарегистрировано 13 самозанятых, 9 из которых относятся к категории «уход за больными/пожилыми людьми».

Мы решили проверить, насколько представители этой профессии готовы к новым экономическим реалиям.

Немного теории 

Уход за больными или пожилыми людьми можно условно разделить на сестринский и социальный.

Квалифицированные медсестры получают больше. Их работу правильно называть «Сестринский уход», тем более, что оказывают эту услугу, в большинстве случаев, действительно медицинские сестры, постоянно работающие в больницах. Такой уход нужен людям, перенесшим инсульты, инфаркты, страдающим от других серьезных заболеваний. Часто сестер нанимают именно на реабилитационный период, когда больному нужно приспособиться к новым реалиям жизни.

Другое дело сиделка. Женщины этой профессии занимаются присмотром за одинокими и одинокопроживающими людьми. Их задача — помогать в том, что человек не может сделать сам. Следить за тем, чтобы подопечный сам себе не навредил и, вовремя заметив опасность, позвать на помощь. Часто сиделки приходят к своим подопечным только на несколько часов в день — приносят продукты, помогают помыться, переодеться.

Но на практике все, конечно, сложнее. Ни у той, ни у другой категории нет должностных инструкций — с каждым подопечным своя история.

Сколько они зарабатывают?

Стоимость услуг сиделки зависит от множества факторов. Среди них: опыт, рекомендации, наличие медицинского образования, готовность выполнять дополнительные услуги вроде приготовления пищи или уборки.

Кто-то нанимает сиделку на полный день, другой на пару часов, чтобы она проведала, измерила температуру, проконтролировала прием лекарств и т.д.

Но суммы, на самом деле, не слишком разнятся. Как правило, речь идет о 100-150 рублях в час. Беглый опрос показал, что среднемесячный доход самозанятой сиделки колеблется в пределах 25 тысяч. Причем месяц на месяц не приходится — количество клиентов может разниться от одного до 10, и один платит, например, 1,5 тысячи за визит раз в неделю, а другой — 5 тысяч за ежедневные визиты на 1-2 часа.

Сиделки, состоящие в штате специализированных агентств, получают больше. Иногда в два раза больше. Но тут в большинстве случаев речь идет именно о сестринском уходе. Но нагрузка тут тоже не всегда регулярная.

Меньше всего в этой сфере получают сестры, работающие в организациях, финансируемых из бюджета. Например, квалифицированные, постоянно получающие дополнительное образование, медицинские сестры из калужского городского отделения «Красного креста», которые не только оказывают профессиональный уход, но и могут, продлить у врача рецепт и сами забрать лекарство, получают по 12 тысяч рублей в месяц. Такова стандартная ставка. За эти деньги сотрудница «Красного креста» должна ежемесячно оказывать полноценный сестринский уход 12 одиноким тяжелым больным. Чтобы получать 18 тысяч в месяц, нужно брать полторы ставки и ухаживать уже за 20 больными. Подумайте об этом минутку.

Грубо говоря, ситуация выглядит так — те, у кого есть деньги — пользуются услугами агентств, те у кого их мало — нанимают самозанятых, те, у кого денег нет вовсе — ухаживают за родственниками сами или привлекают бюджетные институты.

«Эксперимент над народным терпением»

Подруги Олеся и Анна — обе подрабатывают сиделками. Одна полтора года назад вышла на пенсию, другая все еще работает медсестрой. Приработок сиделкой так и появляется: сначала работаешь в больнице, ухаживаешь за выздоравливающими пациентами, а когда их выписывают — продолжаешь уход на дому. Большинство их подопечных — просто одинокоживущие старики, но есть и такие, кто перенес инсульт, или постепенно теряет краткосрочную память.

— Вот он в Обнинск давно переехал, а у него тут мать. Она к нему не едет. И он сам ее забрать не может — Рассказывает Анна историю одного из своих клиентов. — Я к ней прихожу три раза в неделю, покупаю продукты, газеты, лекарства покупаю.

— У всех нет времени ухаживать за родными — продолжает Олеся — И не понятно, хотят вообще ухаживать или нет. Одни не могут, другие не хотят, наверное, так.

Ни Анна, ни Олеся не воспринимают уход за стариками как полноценную занятость, для них это —приработок, не больше. Никакой бухгалтерии они не ведут, и свой доход могут описать очень приблизительно. У каждой выходит что-то около 20 тысяч рублей в месяц.

Начинаю спрашивать про новый налог для самозанятых — обе не в курсе. Телевизор смотрят постоянно, но все равно ничего не слышали. Рассказываю. Они не верят.

— С ежемесячного дохода? А если я не знаю, сколько я получила?

— Ну, надо считать. Вести учет кто, сколько и когда платит.

— Это кто такое придумал, депутаты?

— Да, депутаты. Со следующего года на территории нашей области этот налоговый режим будет действовать в качестве эксперимента и если получится, его внедрят по всей стране.

— Это над народным терпением эксперимент!

— Сколько там говоришь 4%? Это сколько? Это мне их в налоговую нужно носить? Это где?

И Анна, и Олеся пользуются кнопочными телефонами «Самсунг». Старая, но надежная модель, которая хорошо держит заряд и громко звонит. На такие телефоны невозможно установить приложение «Мой налог», через которое нужно подавать отчетность в налоговые органы. Вспоминаю, что там при заполнении отчетности нужно еще и ИНН вбивать и прямо руки опускаются.

— Просто, постарайтесь пока наличными оплату брать.

Незакрытая потребность

— На самом деле, потребность в сестринском уходе гораздо больше, чем мы закрываем сейчас — рассказывает Лариса Пахомова председатель калужского городского отделения «Красного креста». — Мы не закрываем даже одиноких, не говоря уже о тех, у кого есть дети. И мы работаем только с тяжелыми больными, а уход нужен не только им. И ведь далеко не у всех есть деньги, чтобы нанять сиделку или сестру, это большая проблема. Нам средства выделяет город. У нас сейчас 30 ставок. Ставка это 12 тысяч в месяц и медсестра, получающая такую ставку должна обслуживать 12 человек. Понятно, что на такие деньги прожить нельзя, поэтому тем сотрудницам, для которых «Красный крест» — основное место работы, мы стареемся давать полторы ставки.

— Почему же ваши медсестры у вас работают? Почему не уходят туда, где больше платят?

— Прикипели, втянулись.

Потребность в сиделках и сестринском уходе за стариками и больными людьми настолько велика, что в калужском Красном кресте была разработана специальная программа обучения родственников технике ухода за людьми, перенесшими инсульт. Весной на Старом торге открылся специальный класс, где учат всему тому, что умеет квалифицированная сиделка: правильному кормлению больных, правилам их гигиены, перемещению пациентов в кровати и многому другому.

Цифровое неравенство

У налога сегодня есть три главные проблемы:

  1. От его уплаты гражданин не получит ничего, кроме отсутствия страха, что его поймают за неуплату. Никаких льгот, никаких послаблений или других плюшек. По данным опроса, проведенного сайтом Rabota.ru, только 13% россиян готовы официально признать себя самозанятыми и платить налог. Большинство — 33%, будут скрываться.
  2. Люди боятся ФНС. Думая об уплате налогов, они представляют облавы, спецназ в масках и тюрьму.
  3. Население не готово платить этот налог ни морально, ни технически. Сейчас чтобы рассчитаться с налоговой, самозанятому нужно иметь доступ в интернет, смартфон и начальное представление о базовых принципах бухгалтерского учета. Если человек получает 20 тысяч в месяц, то, чтобы получить доступ к возможности заплатить налог, он должен будет потратить минимум четверть своего дохода.

Человеческая экономика

Когда налог для самозанятых был еще на уровне разговоров, его введение обосновывали желанием вывести из тени доходы граждан. Т.е. государство воспринимает деньги, которые крутятся в этой сфере, как теневые. Доходы самозанятых, по данной логике, почти также нелегальны, как доходы подпольных казино, или обналичка. Но на практике это не так.

Кажется, эту ситуацию нельзя описать как борьбу света и тьмы. Есть легальный бизнес, реальная экономика, есть нелегальный бизнес — теневая экономика. А есть параллельная всему этому человеческая экономика, в которой нет бизнеса, а есть взаимопомощь людей в борьбе за выживание. Да, в этой экономике тоже циркулируют какие-то деньги, которые помогают участникам процесса сводить концы с концами, но реальную экономику эти деньги не спасут. Не в их отсутствии проблема.