Яндекс.Метрика
Добавить в избранное

Подпишитесь на рассылку и будьте в курсе всех бизнес новостей в Калуге и области

Нажимая кнопку «Подписаться» вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных.

Комплексное бухгалтерское и юридическое обслуживание
Погода на сегодня
 -1
75,4789,891 442 346,39
25.11.2020 20:24
Pogoda.com
  06.02.2020
  Иван Романов

Без лишних движений. Как на калужских предприятиях повышают производительность труда

  06.02.2020
  Иван Романов

За прошлый год 28 калужских предприятий приняли участие в национальном проекте «Повышение производительности труда и защиты занятости». В региональном центре компетенций в сфере производительности труда рассчитывают, что в этом году число компаний вырастет до 54.

Кажется, государству удалось предложить бизнесу действительно привлекательное вознаграждение за рационализацию производства. ДопОфис выяснил, почему повышать производительность теперь может быть выгодно. Но поможет ли это нашей экономике?

В условиях российской экономики, само по себе повышение производительности труда не является каким-то очевидным благом. Об этом говорят соответствующие замеры Росстата за период, в который государство пытается стимулировать россиян работать эффективней. С 2012 по 2018 года производительность труда в России должна была вырасти в 1,5 раза по сравнению с уровнем 2011 года, однако, производительность скорее падала, чем повышалась. Правда, потом Росстат пересмотрел методологию, и выяснилось, что она все-таки тихонечко росла, но общей картины это не спасло. За указанный период производительность труда ни по одной методологии не перевалила за 10%

Сама задача повышения производительности, понятно, никуда не делась, но вот методику анализа эффективности и методологию расчетов решено было подправить. Теперь, в рамках нацпроекта, к 2024 году нужно достичь роста производительности на средних и крупных предприятиях базовых несырьевых отраслей экономики на уровне не ниже 5% в год. Методика расчета этого роста стала сложнее: она затрагивает далеко не всю экономику (под анализ не попадут, например, малый бизнес и нефтегазовый сектор), при этом, производительность будет рассчитываться на основе добавленной стоимости (сумма валовой прибыли и оплаты труда с учетом налога на имущество и страховых взносов), которую создают работники.

Для верности и наглядности достигнутого эффекта в проект повышения производительности вписывают не всякое предприятие, а только чья годовая выручка составляет от 400 млн до 30 млрд рублей. Такое предприятие уже неплохо показывает себя на рынке, но имеет потенциал роста.

Координирует реализацию проекта Федеральный центр компетенций в сфере производительности труда (ФЦК) — осуществляет отбор компаний-участников. Он оказывает предприятиям, вошедшим в проект, консультационную поддержку экспертов в области бережливого производства. Специалисты выезжают на предприятие, изучают производственный процесс и разрабатывают список мероприятий, позволяющих снизить расходы, уровень брака и незавершенного производства.

Кроме того, сотрудники предприятий принимают участие в обучающих программах и тренингах. А сами компании получают доступ к льготным однопроцентным займам фонда развития промышленности, рассчитанным на пять лет. Потратить эти средства можно на инжиниринг, разработку технологий, новое оборудование и прочие радости.

Чтоб два раза не вставать

В Калужской области нацпроект реализуется с прошлого года. И уже собрал множество позитивных отзывов от участников. По словам руководителя агентства развития бизнеса Калужской области Стефана Перевалова, даже на передовых производствах в рамках проекта удавалось увеличить производительность на 20-30%.

Но нужно понимать, что производительность повышают не на всем предприятии сразу — выбирают одно изделие и пытаются ускорить и упросить процесс его изготовления. Например, на заводе «Элмат», взялись рационализировать процесс производства каркаса одной модели стула. Выяснилось, что сразу 38 проблем мешают рабочим производить больше стульев в единицу времени. 32 из них будут решены в ближайшие три месяца, остальные требуют инвестиций.

Например, на участке упаковки фурнитуры удалось повысить производительность сразу в шесть раз — если раньше за смену собирали 250 единиц продукции, то теперь порядка 1400 единиц. А ведь просто поставили ящик с метизами рядом с тем местом, где эти метизы упаковывают. Раньше он стоял в другом конце производственного помещения. На участке сварки удалось поднять производительность за счет того, что сварщикам стали привозить детали на рабочее место, и им ненужно самостоятельно за ними ходить.

Оказывается, ни сами рабочие, ни их непосредственное руководство не отдают себе отчет в том, на что они тратят время и насколько рационально организован процесс. И часто бывает, что меры по повышению производительности труда выглядят так: «Поставить ящик с инструментами рядом со станком, чтобы не ходить за ними в соседний цех», или «Подписать ящички с деталями, чтобы рабочим не приходилось шарить по всем в поисках нужной». Нужен был взгляд со стороны, чтобы убрать из производственного процесса лишнюю суету и хождения.

— Логика производства была размыта — все на людях — признаются на предприятии. — Мастер утром выходил, кричал бригадиру: «Елена Ивановна, сегодня собираем то-то». Елена Ивановна расставляла по своему усмотрению — ты иди туда, а вы идите туда. Сейчас нет такого. У всех есть четкие задания с самого утра. Все знают, что они делают сегодня, что будут делать завтра. Подготовительная работа проводится заранее.

— Проблема с планированием была в том, что срочные заказы вклинивались в основной процесс, — продолжает руководитель РЦК Иван Широков. — Система планирования держалась на ручном управлении. Сейчас все заказы становятся в очередь. И так как, за счет повышения производительности, сократилось время отгрузки — все заказы, даже срочные, выполняются вовремя.

Кредит под 1%

Еще один участник нацпроекта, калужский производитель сетки для промышленных полов, также рассчитывает, сократив лишние хождения сотрудников, уже к маю этого снизить время протекания процессов в 2-2,5раза, и повысить эффективность работы оборудования с 11% до 45%, а выработку в 4 раза. Не прибегая при этом к увеличению численности сотрудников или повышению интенсивности их труда.

— Главная фишка этого проекта в том, что если мы покажем повышение производительности труда, то через полгода сможем взять кредит под 1%, — признается начальница отдела снабжения «Калужского центра сварной сетки» Светлана Дягтерева. — Мы сможем купить новое оборудование, чтобы делать каркасы для монолитного строительства. Такое производство, в отличие от сетки, не имеет сезонности и позволит нам выйти на международный уровень.

Льготный кредит от Фонда развития промышленности (ФРП) — еще одна мера поддержки, предлагаемая в рамках национального проекта. Взять можно 300 млн рублей под 1% на 5 лет. Но нужно помнить, что выдача займа рассматривается только для тех компаний, которые готовы ежегодно демонстрировать целевое увеличение производительности труда не менее 5%, а по итогам реализации проекта — не менее 20%. Впрочем, для многих калужских предприятий этот показатель, кажется, будет более чем достижим.

Значит к 2024 году все показатели будут достигнуты?

Национальный проект «Повышение производительности труда и защиты занятости», как и все остальные нацпроекты, вырос из существовавших ранее федеральных программ и сохранил все их недостатки и недоработки. Более точным названием для него было бы «Сокращение производственных издержек и сохранение уровня оплаты труда». Поскольку «производительность труда» более сложный экономический показатель, требующий других подходов.

Система «бережливого производства» которую, сейчас внедряют на российских заводах, это конечно японская система, но разработана она в 50-х годах и с тех пор придумали много чего еще. В развитых странах в 80-90-е годы были реализованы масштабные проекты по повышению производительности труда и драйверами повышения эффективности там стали автоматизация бизнес-процессов, аутсорсинг непрофильных и сервисных функций компаний и повышение квалификации персонала.

Наш нацпроект не такой масштабный — предлагаемые в нем меры нацелены только на повышение добавленной стоимости и методы оценки эффективности только ее и считают. Так что да, целевые показатели проекта будут достигнуты, но к значительным переменам в экономике это может в итоге и не привести.