Яндекс.Метрика
Добавить в избранное

Подпишитесь на рассылку и будьте в курсе всех бизнес новостей в Калуге и области

Нажимая кнопку «Подписаться» вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных.

Комплексное бухгалтерское и юридическое обслуживание
Погода на сегодня
 -1
75,4590,031 281 278,10
27.11.2020 15:03
Pogoda.com
  14.09.2020
  Иван Романов

Самый неизвестный и успешный калужский модельер

  14.09.2020
  Иван Романов

В швейном цехе не протолкнуться: всюду рулоны ткани, груды заголовок, огромные штабеля готовой продукции — только те, кто здесь работают, знают нужные тропинки.

— Ну вот представь: поезд летит по рельсам, а потом — раз и мгновенно останавливается. Что происходит? Весь груз оказывается в одной куче. Когда началась вся эта история с самоизоляцией, сбыт у нас почти прекратился, а ткани продолжали поступать. Вот теперь все в одном месте. — Объясняет генеральный директор швейной фабрики «Lamiavita» Александр Лосев.

Ни в его внешнем виде, ни в поведении, ни в обстановке этого человека нет вообще ничего творческого. Ни намека на принадлежность к высокому искусству. Встретив этого человека, вы ни за что не подумаете, что он — достаточно успешный модельер. У него не было ни одного модного показа и рисовать он не умеет, но созданные им модели уже больше десяти лет продаются по всей стране, их носят десятки тысяч женщин.

А шьются они на окраине Калуги, в бывшем промышленном здании, часть которого приспособили под поликлинику, а другую раздают мелким арендаторам.

В Турцию за футболками

Александр Лосев имел все шансы встать в авангарде технического прогресса. Профессия, которую он получил — инженер электронно-медицинского оборудования — в конце 80-х была, можно сказать, из области фантастики, как нейросети или искусственный интеллект сейчас.

— Очень быстро выяснилось, что зарплата научного работника, а программисты тогда были именно научными работниками, равняется килограмму сыра. Жить на эти деньги было невозможно и было понятно, что в тех условиях, то, чем мы занимались, уже никому не было нужно. У одного из моих друзей возникла не самая оригинальная идея — съездить в Турцию, привезти каких-то футболок, продать и поднять больше, чем за полгода работы по специальности.

Такой выход из безденежья в то время выбрали многие — именно «челночный» бизнес для многих стал фазой первоначального накопления капитала. Люди вкладывали последние деньги, ехали в другую страну, на свой страх и вкус закупали там одежду и с 3-4 баулами возвращались в надежде, что после перепродажи и оплаты места на рынке у них останутся деньги не только на новый рейс.

За несколько лет в новом статусе предпринимателя Александр успел посмотреть мир: Турция, Индия, Сирия, далее — везде.

— У нас было несколько точек на всех крупных московских рынках — Лужниках, Черкизовском, Петровско-Разумовском. Возили мы не по одной-две сумки, как это обычно все представляют — довольно быстро появились транспортные авиакомпании, которые обслуживали челноков, позволяя перевозить большие объемы. Доставлять грузы из-за рубежа тогда было проще, чем внутри страны. Но когда показалось, что бизнес стал стабильным и понятным, для всех наступила полная задница — осень 1998 года.

За 22 года россияне так сильно привыкли к «колебаниям курса» национальной валюты, а государственный финансовый аппарат так хорошо отработал систему валютных спекуляций корректировки курса рубля, что большинство жителей страны, в общем, уже даже не обращает внимания на регулярные обвалы. Но для экономики России 90-х резкий рост доллара был очень сильным ударом, обрубающим необходимый стране импорт.

Сделай сам

— Мы быстро смекнули, что нужно переключаться на отечественных производителей. Советские фабрики все еще работали. Нужно было объяснить им, что и как шить. Но это-то и было самым трудным. Крупные производители всегда стараются сэкономить, оптимизировать, не хотят менять производственный процесс. Договоришься с турецкой фабрикой, они сошьют одну партию как ты просишь, а следующую шьют как привыкли. Договоришься с индусами — они сошьют как надо, но сэкономят на нитках и вещь просто развалится. А если нитки нормальные возьмут, то красить будут не ткань, а уже готовые платья, а они от этого садятся. Заказываешь длинное платье с талией где положено, получаешь короткое платье с талией под грудью. С бывшими советскими фабриками, с которыми мы начали работать после 98-го, поначалу все было нормально, но со временем стали сказываться технические ограничения. Им просто не хватало оборудования. Сейчас мы для одной модели можем использовать до 5 швейных машин, там такого разнообразия, конечно, не было. Короче, хочешь сделать хорошо — сделай сам.

Примерно в тоже время Александр, так сказать, встал к манекену — вместе с профессиональными конструкторами начал создавать одежду методом наколки. Затем, в числе первых в стране, внедрил профессиональные программы типа GRAFIS, сокращающие рутинные процессы.

— Удачные модели — это конечно те, которые хорошо продаются. Но есть такие, на которые не стыдно смотреть спустя годы. Их мало. Взглянув на большинство наших самых ранних моделей можно понять, как сильно мы с тех пор выросли, но были и успехи.

Александр Лосев очень скромный автор и не претендует на статус законодателя мод. О своих работах говорит неохотно, подчеркивая, что создание каждой модели, это коллективный процесс.

После короткого опыта работы в Подмосковье, Александр перенес свой бизнес в Калугу — главной причиной выбора стали не технопарки или инфраструктура поддержки бизнеса, а наличие нужной рабочей силы. Цех рядом с поликлиникой возле «Лампочки» открылся в 2009 году. Тогда же появилась торговая марка с популярным в то время иностранным намеком «Lamiavita» — «моя жизнь». Удалившись из столицы, Александр Лосев перестал быть заказчиком, который знает, что будет продаваться и стал поставщиком, который знает, что будет продаваться. Ну как знает… Имеет хороший шанс угадать: мода — вещь изменчивая.

Мир меняется, но рынок никуда не уходит

— Сначала закрылся Покровский рынок, потом Петровкой-Разумовский, за ним — Черкизон, остались только Лужники. По потом закрылись и они. Но рынок никуда не делся. Открылся «Садовод». Закроется «Садовод», обязательно откроется, что-нибудь еще. Вот вся история нашей страны. Первый сайт для продажи своей одежды мы сделали году в 2006-м, когда в Яндекс.Каталоге вообще не было раздела «Одежда». К нам обращались оптовики со всей страны — мотаться лично им уже не хотелось, и мы сделали сайт. При этом транспортных компаний, способных перевести товар в другой регион, тогда еще не было. Да-да, сейчас кажется, что сегодняшняя логистика существовала всегда, но еще лет 10 назад заказанные через интернет товары мы отправляли через проводников. Приезжаешь на вокзал, договариваешься с проводником, грузишь к нему в купе сумки и звонишь, сообщаешь клиенту номер вагона. Так что мы интернет-магазин изначально открыли для рынков.

Тем не менее, со временем, розничная онлайн-торговля стала серьезным каналом сбыта. Сейчас марка «Lamiavita» представлена на самых популярных российских маркетплейсах. Когда офлайновые рынки по всей стране закрылись, онлайн-торговля позволила оставить фабрику на плаву.

— У нас нет приоритетного канала сбыта. Мы работаем с рынками, с крупными торговыми сетями, с оптовыми покупателями со всей страны и, конечно, торгуем через интернет. А тут все рынки и магазины закрылись. Наши московские партнеры — сеть из более чем 50-ти магазинов — просто подали на банкротство, мы до сих пор не можем забрать у них отгруженный товар. Остался только интернет. Правда, на этом фоне и большие интернет магазины стали превращаться в рынки. Тот же Wildberries сейчас больше похож на «Лужники». В начале они отвечали за качество, проверяли поставщиков и прочее. Сейчас они сами уже не отвечают ни за что — только предоставляют место. Очень похожая история была с некогда популярным сайтом KupiVip — начинали с проверки качества, потом отказались, качество упало, упали продажи, и они обанкротились. На первые места вышло Wildberries, внимательно относившееся к поставщикам.

Все планы остаются в силе

— С масками все просто — это не бизнес, а х… Можно сшить маску правильно, из нужных материалов, но она будет «гигиенической», потому что у нее нет соответствующего сертификата, срок получения которого полгода. А всем нужны именно «медицинские» маски с сертификатом. И вот абсолютно одинаковые маски, в зависимости от наличия или отсутствия бумажки, и стоят по-разному, и спросом пользуются разным. Конкурировать в таких условиях невозможно. Мы, конечно, нашли своих клиентов и шили и маски, и халаты, но это была вынужденная мера, а не бизнес.

К очередному (которому уже по счету?) экономическому кризису Александр Лосев относится с искренней улыбкой. Этот скромный человек, без всяких государственных поддержек, вытаскивал свой бизнес и не из таких передряг. Его ответом на новый вызов российской экономики станет — открытие нового цеха и расширение ассортимента, с учетом изменившегося материального положения покупателей.

— Кризис — не повод отказываться от планов, их нужно корректировать. В начале года мы договорились открыть еще один цех — все закупили, со всеми договорились, отказываться от расширения сейчас просто нет смысла. Рынок обязательно восстановится, непонятно, правда, сколько времени это займет, но он всегда восстанавливается.