Виолетта Комисарова: Люди хотят видеть не отсрочки, а живые деньги и четкие формулировки.

Если судить по новостям из государственных СМИ, в условиях коронакризиса бизнесу оказывают всю возможную поддержку. Если попытаться разобраться, то окажется, что ни одна из озвученных мер до сих пор не работает, а если и работает, то не так, как предполагалось. Для того, что бы дать предпринимателям хоть немного конкретики, Союз «Торгово-промышленная палата Калужской области» запустили специальный ресурс, на котором публикуется информация только о тех мерах поддержки, которые уже работают.

Президент ТПП Калужской области Виолетта Комисарова рассказала ДопОфису, чего бизнес действительно ждет от государства.

— В регионе вторую неделю работают крупные предприятия. В понедельник к ним присоединились индивидуальные предприниматели.

— Да, в основу принятия решения об открытии производств был положен принцип ОКВЭД. На мой взгляд, более логичным, но более длительным по подготовке должен был бы стать принцип запуска «эшелонами »: сначала запускаем оборонные предприятия и те, кто работает в рамках госконтракта (у них очень жесткие требования в рамках исполнения контрактов), но они и сами быстро мобилизуются на работу в рамках санэпидемусловий. Дальше в работу включаются все предприятия производственной цепи и все группы поставщиков товаров, услуг для данных компаний. Но выбрали принцип ОКВЭД — значит выбрали.

— В перечень наиболее пострадавших отраслей не вошли производственные компании.

— Это очень странно. Экономика — это ведь единая система. От падения спроса, вызванного нынешним кризисом, страдают почти все, независимо от отрасли, размеров, вида деятельности. И признавать пострадавшими нужно по цифрам, в первую очередь по падению выручки. Есть компании, у которых из-за запрета на работу она упала до нуля. Но в список наиболее пострадавших они не попали. С этими списками, кстати, есть один нюанс, который не учитывает наш микро- и малый бизнес: государственные меры поддержки привязываются к основному виду деятельности по ОКВЭД и лишь частично могут быть основаны на дополнительных. Производственные предприятия это хорошо знают, поскольку в регионе много лет успешно работает региональная программа субсидирования части затрат производителям по ряду направлений.

— А Федеральный список системообразующих предприятий?

— Первой реакцией на этот список у меня был шок. Как туда попала букмекерская контора? Хорошо, что сегодня над этим вопросом уже работают компетентные органы. В настоящее время интересен следующий этап: какими предприятиями список будет дополнен, какие предприятия калужского региона в него попадут, и главное, какие меры поддержки получат эти компании, насколько серьезно государство готово к поддержке и развитию направлений, отраслей. Это важно, поскольку это сигнал для регионов.

— Мне думается, что этот список — своеобразный портрет отечественного капитализма, который строился долгие годы: «Пепси-колла», «Бургер Кинг» и букмекерская контора.

— Вы знаете, да — для меня это удивительно. Экономика, как страна ОЗ. В фаворе и абсолюте по поддержке — УСЛУГИ. Мне кажется, пора уже понять, что без собственного продукта, без собственного производства, без полностью упакованных цепочек производства продукции — мы обречены. Сейчас, как ни странно прозвучит, прекрасное время, когда отпадает все лишнее и наносное, и остается все настоящее, реально нужное и востребованное. Страна в последние годы жила в формате «имитация» или условного импортозамещения. А теперь встает вопрос: «Что мы, вообще, можем производить целиком, готовым продуктом?». А может, не стоит делать ставку на дешевых поставщиков иностранного соседа, а может, пора тут самим. Вливания в собственное производство, финансовые вливания — вот что нам нужно. То, что предлагают сейчас: отсрочки, кредитные каникулы, зарплатные кредиты. Ну, это же …как отсрочка казни. Вроде дали передышку, но ты все равно за нее платишь … Банкам, государству, арендодателю, тем кто тебя штрафует … Нет, это не стимулирующие меры. Не верю, что бизнес посчитает это поддержкой. Так, кое-что …Ни что не стимулирует, нормальный бизнес на местах так, как налаженный спрос и деньги в развитие: субсидии, компенсации, беспроцентные кредиты на оборотку, отмена уплаты налогов и платежей во внебюджетные фонды… Бизнесу нужны деньги, а не отсрочки

— А единственный источник денег в РФ — это государство.

— Однозначно. Подавляющее число производственных компаний работают на рынке госконтрактов (муниципальных). Оглянитесь вокруг: самые большие деньги — это бюджет, он формирует рынок. Есть еще потребительский рынок, потребительских товаров, но чего греха таить, бюджетники (все категории) — это очень серьезный сегмент на рынке, значит, и тут государство влияет на формирование потребительского спроса. Очень маленькие, микробизнесы — еще имеют свои ниши и свою аудиторию. Но даже здесь высокая степень зависимости от бюджетных ресурсов, которые выкидываются на рынок в рамках различных конкурсных процедур. Но и здесь миром правят 44-ФЗ и 223-ФЗ. Кто знает, что это, тот поймет.

— И вы решили создать ресурс Штаб40, который поможет бизнесу преодолеть это испытание?

— Ну, это одно из наших изобретений и разработок. Почему мы это сделали? Ларчик открывается просто — ТПП негосударственная, небюджетная организация. Мы зарабатываем за счет оказания услуг бизнесу. Так что мы в одной лодке, и тонем вместе со всеми: плохо бизнесу, плохо нам. Но … мы решили быть как тот оркестр на Титанике, по воспоминаниям выживших: кто-то спасался, кто-то проклинал судьбу, кто-то шел по головам к спасительной шлюпке …и только на палубе до последней минуты, пока корабль был еще на плаву, играл корабельный оркестр. Так и мы — это наш мир, наша работа…с одним отличием, мы никогда не сдаемся, и если бы мои коллеги оказались там, мы бы еще и выплыли, даже на инструментах… Да как угодно. Прорвемся, помогая другим, помогая нашим предпринимателям. Даже, несмотря на то, что далеко не все входят в нашу организацию. Сегодня — это не важно. Сегодня, все — наши.

В общем, после двухдневного терзания и мук отсутствия выручки, поступлений от рынка, взялись и сделали комплексный ресурс с помощью которого мы:

  •  Собираем информацию о проблемах, с которыми бизнес столкнулся. Получаем, анализируем, вырабатываем решения, консультируем, сопровождаем. Сами придумываем решения.
  • Всегда понимаем (мониторим) настроения, видим тенденции, видим узкие места и точки возможного прорыва. Опять анализируем, собираем или вырабатываем предложения, и бьемся за реализацию на всех уровнях от частного до федерального, через нашу систему.
  • Вместе с предпринимателями — учимся жить в этой ситуации. Оказывается — это увлекательнейшее дело — быть в одинаковых условиях с людьми, и еще помогать им. Это дает силы, и даже появился азарт. Я уже своих людей не могу от рабочих обсуждений в чатах выгнать отдыхать. Это необыкновенный профессиональный опыт у нашего юридического департамента; моих консультантов; оценщиков; маркетологов….Не фигня о чем-то далеком и спорном, а вот здесь и сейчас, выработка решения — тут же апробация на практике. Помог — прелестно, ошибся — исправляй, но добейся результата! Господи, это просто профессиональный кайф…
  • Площадка штаба позволяет бизнесу показать свои возможности по решению реальных ситуаций. Например, я несколько дней провела в роли диспетчера, когда сводила наши производственные компании с нашими фирмами. Которые шили маски, производили дезинфекторы и т.д. — вот он реальный запрос рынка. Ограниченный ресурс — время, запуск производства и недостаток на рынке чего-либо, здесь масок. И это были героические дни, наши швейники быстро перестроились и работа пошла: без посредников, без прокладочной философии и агентских %, деньги внутри области, работа в цепочке… Справились, теперь готовы работать и вне региона, и в спокойном режиме.
  • Вырабатываем меры поддержки. Это непростое направление. Постоянная актуализация и прямое консультирование людей, оказавшихся в ситуации неопределенности.

— Что происходит после того, как предприниматель обращается со своей проблемой в штаб?

— Проблемы, с которыми к нам обращаются, сортируются по группам. Первая — те, которые может решить юридическая служба ТПП Калужской области — это достаточно широкий круг вопросов. Вторая группа — те, которые должны решать региональные власти. По таким проблемам мы формируем предложение и обращаемся в Министерства и региональный штаб поддержки бизнеса, работаем с Агентством развития бизнеса Калужской области. Третья — это федеральный уровень, через ТПП РФ на Правительство и первых лиц государства.

— От этой работы есть эффект?

— Конечно. Я надеюсь, что начнут работать программы Государственного фонда поддержки предпринимательства Калужской области; минэкономразвития Калужской области продолжит реализовывать программы субсидирования (% ставок по кредитам; компенсировать часть затрат производственным компаниям); региональный фонд развития промышленности — ряд пакетных мер разрабатывает уже сегодня;

  • возможно, некоторым предпринимателям удастся воспользоваться зарплатными кредитными продуктами в наших банках;
  • предпринимателям в особо пострадавших отраслях можно использовать целый набор финансовых и нефинансовых мер поддержки;
  • еще мера — снижение налоговых ставок по УСН, которую скоро должно утвердить законодательное собрание региона.

Многие предприниматели просят — верните возможность работать!!! Вот дожили, мерой поддержки может стать сама возможность свободной работы.

Но все равно это будет тяжелый период: неопределенности, перестройки бизнесов, отказ от предпринимательства, разочарования и боли, преодоления и новых взлетов. Обязательно, новых взлетов и будущих успехов, но только если мы будем все вместе работать.

Мы предложили увеличить субсидирование выплат процентов по кредитам. Деньги на это можно спокойно взять из статьи «проведение выставок» — их все равно в ближайшее время не будет. По своему опыту работы чиновником помню, что субсидии всегда очень востребованы, а сейчас, когда предприниматели попали с кредитами — это очень нужная мера.

— Отсрочка по уплате налогов, которую преподносят как серьезную меру поддержки, может кому-нибудь помочь?

— Что такое отсрочка? Отсрочку можно делать, если вы думаете, что потребительский спрос лихорадочно подскочит после снятия ограничительных мер. Но даже по Китаю мы видим, что да, они запустили производственные цепочки, предприятия начали работу, но внутренний спрос на все это еще не отреагировал. Не думаю, что когда ограничения отменят, все сразу побегут в ресторан. Во-первых, на какие деньги? Во-вторых, непонятно, когда доходы граждан вернутся к докризисному уровню. В-третьих, федеральные чиновники не добавляют оптимизма, господин Силуанов сказал: «Тучные годы прошли». Люди хотят видеть не отсрочки, а живые деньги и четкие формулировки, а также прозрачные и понятные правила поддержки. Пока туман и много обещано, все увидим только, когда вступят в силу нормативные акты.

— А откуда берутся эти непонятные формулировки?

— Сейчас неблагодарное время кого-то в чем-то обвинять. Мы сами учимся всему «с колес». Но ясность в нормативных документах, безусловно, нужна. Непонятно у нас «самоизоляция» или «карантин»? точнее, уже понятно. Но что это — совершенно точно никто, ни один человек не знает. «Чрезвычайная ситуация» или «состояние готовности к чрезвычайной ситуации»? Вот есть указ, в нем говорится: нерабочие дни до 30 апреля. Кто вложил в уста Президента слово «нерабочие»? Минтруд дает разъяснение и оказывается, что нерабочие дни — это не то же самое, что выходные или праздничные. Ни один нормативный акт невозможно понять без разъяснений от того или иного ведомства. При этом в каждом регионе по-разному. Возникает ситуация неопределенности, а в такой ситуации не может быть грамотных решений.

— Весь прошлый год в России за государственный счет проводилась кампания по популяризации предпринимательства. Когда коронакризис закончится, много ли будет желающих заниматься бизнесом в России?

— Тех, кто хотя бы просто задумывается об открытии собственного бизнеса, станет гораздо меньше. С другой стороны, может возникнуть такая ситуация, когда у людей просто не будет другого выхода — кроме как открыть собственно дело. Но в «белой», «серой» или «черной» зоне будут работать эти вынужденные предприниматели — это большой вопрос. У государства еще есть возможность сохранить предпринимательство в России как привлекательное занятие — все зависит от того, что же все-таки сделает в первую очередь для бизнеса федеральная власть, пока от нее исходят только намерения, полумеры и декларации. В то же время я уверена, что всегда будут люди, которые будут рисковать и заниматься бизнесом в этой системе в нашей стране. Знаете цитату: есть упоение в бою, у бездны мрачной на краю. Только хотелось бы, чтобы бездна стала морем возможностей для тех, кто рискнет начать или продолжить.

Меню