Институт, который выжил. Парфюмерпроект больше 40 лет помогает строить промышленные предприятия по всей стране.

— Сегодня утром я подписывал договор с номером 1700- каким-то. И эта нумерация идет не с момента образования акционерного общества – ее обнуляли несколько раз. Так что, по правде, речь идет о десятках тысяч проектных работ, выполненных нашим коллективом после 1993-года – рассказывает Александр Юрманов, генеральный директор института Парфюмерпроект, инженер, оставивший заметный след в создании и развитии огромной отрасли, которой больше не существует.

Комбинат синтетических душистых веществ в Калуге, даже после закрытия — предмет многолетних споров: одни рады, что он закрылся, потому что от него по всему городу пахло, другим жалко уникальное производства гигантских масштабов. Но и тем, и другим, пожалуй, не понравятся развалины на бывшей территории комбината. Но оказывается, рядом с этими развалинами полной жизнью живет один из последних осколков некогда огромной парфюмерной промышленности СССР – Проектный институт «Парфюмерпроект», руководит которым последние 6 лет Александр Николаевич Юрманов, а до этого, почти сорок лет, проработавший в нем в должности главного инженера.

Известно, что Калужский комбинат синтетических душистых веществ был создан сразу после окончания Великой отечественной войны и за короткое время он стал крупнейшим в Европе, а согласно некоторым источникам, в определенный период был крупнейшим в мире производителем синтетических душистых веществ для производства парфюмерных и косметических изделий.

Однако он был лишь частью гигантской «корпорации» Союзпарфюмерпром при Министерстве пищевой промышленности СССР. В «союз» входили около сотни предприятий. От колхозов, выращивавших масленичные душистые растения, до многочисленных парфюмерно-косметических фабрик, расположенных в различных уголках огромной страны, в том числе и в столичных городах союзных республик, таких как «Иверия» в  Тбилиси, «Лола» в Ташкенте, «Дзинтарс» в Риге, «Виорика» в Кишиневе.

А чтобы все это развивалось, модернизировалось и обновлялось, при министерстве пищевой промышленности СССР создается Государственный институт по проектированию жировых предприятий (Гипрожир), позднее преобразованный в Государственный институт по проектированию предприятий пищевой промышленности № 3 «Гипропищепром-3» (а были еще №1 и №2), который занимался уже не только масложиркомбинатами, но и парфюмерно-косметическими фабриками. А также разрабатывал документы по проектированию мыловаренных заводов, предприятий по переработке жиров и производству растительных масел для Болгарии, Венгрии, Монголии, Непала, Нигерии и Сенегала.

В  1965 г в Калуге был открыт комплексный отдел этого института, нацеленный в первую очередь на развитие местного комбината Синтетических душистых веществ. Но головной институт начал скидывать на калужский отдел всё, что не успевал сам и работать на развитие СДВ и парфюмерно-косметической отрасли калужанам просто не было никакой возможности. Тогда руководство ВПО «Союзпарфюмерпром» в 1979 году пошло на создание собственного проектно-конструкторского технологического бюро, куда в дальнейшем «перетащило инженерные мощности» из калужского комплексного отдела Гипропищепрома-3. На основании этих преобразований в 1988 году на основании приказа Госагропрома СССР был создан проектно-конструкторский технологический институт ВПО «Союзпарфюмерпром», который в  дальнейшем в связи с его приватизацией был преобразован в АО ПКТИ «Парфюмерпроект».

— В институт я пришел с моторного завода, где работал начальником технологического бюро цеха по производству двигателей для снегохода Буран, – вспоминает Александр Николаевич. – Но вскоре производство этих двигателей передали в Рыбинск, и я согласился на новую должность во вновь создаваемое в Калуге проектно-конструкторское бюро. Поначалу я, скажу откровенно, смотрел на это химическое производство свысока. Вот производство танковых двигателей – это серьезное дело, а тут что? Тьфу. Но скоро убедился, что не все тут так просто. Комбинат СДВ меня просто поразил, он и по размерам был гораздо больше моторного завода, и продукции выпускал, в денежном выражении, больше, чем турбинный, моторный, пирометрический и другие машиностроительные предприятия Калуги вместе взятые. 

Калужское отделение Гипропищепрома-3, а затем и ПКТИ «Парфюмерпроект», являясь отраслевым институтом Всесоюзного производственного объединения «Союзпарфюмерпром» был постоянно загружен работой. Проектируя, обновляя, перевооружая производственные линии или целые предприятие, связанные с  производством парфюмерии и косметики по всему СССР.

— Например в Тулуне был завод по производству гидролизного спирта, и они решили войти в Союзпарфюмерпром и начать выпускать одеколоны и ласьены– спирт ведь свой. И наше проектно-конструкторское бюро спроектировало для них отдельное автоматизированное производство. Знаменитая кишиневская фабрика Veorica была полностью спроектирована в нашем институте.

Нахлобучки и котелки

В состав нашего института входило три больших отдела. Проектный, занимался проектированием предприятий и производств. Конструкторский — конструировал оборудование для них. Существенная часть производственных линий закупалась за границей, но и своих разработок было много, тем более, что нашему институту было поручено организовывать и курировать производство отечественного оборудования для отрасли по конверсии на предприятиях оборонного комплекса.

Отдельная история у художественно-конструкторского отдел института. В нем разрабатывали тару, упаковку и «нахлобучки» (колпачки и крышки) для парфюмерной продукции. Причем художники-конструкторы не просто рисовали красивые флакончики, но сразу проектировали пресс-формы для их изготовления, так что дизайн можно было быстро пустить в работу. Именно это обстоятельство помогло институту получить один очень важный заказ.

Правда, в самом институте этому не сильно обрадовались, но отказаться было никак нельзя, ведь заказ, разместило Министерство обороны СССР. И там, где проектировали и производили флаконы для одеколонов и алюминиевые тубы для зубных паст, взялись делать алюминиевые котелки. Да, очередную вариацию классического алюминиевого котелка, а конкретнее – форму для его штамповки разрабатывал калужский институт. А потом еще долгое время был калькодержателем  данного специзделия– т.е. хранил подлинники конструкторской документации.

— С большим трудом, со временем нам удалось «спихнуть» всю документацию за Урал. Заводы по всей стране делали эти котелки по нашей документации и, если что-то случалось – малейшая проблема или какой-то заусенец – Министерство обороны нас тут же «строило», звонил какой-нибудь генерал и начинал меня отчитывать. При том, что мы вообще ничего, кроме хлопот, не имели от того, что являлись калькодержателями.

Неочевидный выбор был обусловлен рядом соображениями. Во-первых, на предприятиях отрасли имелись специальное оборудование — пресса для глубокой вытяжки (тех же туб для зубной пасты), во-вторых, имел место фактор секретности – мол, у вас есть специалисты по пресс-формам, вот пусть и делают, а шпионы никогда не догадаются искать данные о военной продукции в парфюмерном институте, а в- третьих, таким образом, намеренно снижались затраты на оборонку.

Крах отрасли и Каха

— Чтобы было понятнее, какое место комбинат СДВ занимал на мировом рынке, могу привести такой пример. В 1980 году в одном из цехов комбината произошла трагедия – взрыв, в результате которого погибли две женщины. Нитрование — сложный и опасный процесс.  В общем, цех на долгое время просто закрыли. А производили в нем амбровый мускус — вещество, увеличивающее стойкость духов. Из-за закрытия этого цеха стоимость на него на мировом рынке подскочила в десятки раз, так как технологиями данного производства владели только несколько стран в мире. И это всего один цех. Вообще отечественная парфюмерная промышленность выпускала множество  продукции из высококачественных синтетических и натуральных веществ. Она не всегда была хорошо упакованы, но её качество было на мировом уровне.

В начале 90-х годов, когда стало понятно, что Союзпарфюмерпром не устоит в его тогдашнем виде, предприятия, входившие в его состав, предприняли попытку превратить его в корпорацию – сохранить огромный производственный комплекс в новой экономической формации. По сути, нужно было только поменять организационно-правовую форму. Но среди предприятий, которые всю свою историю работали вместе, в рамках одного производственного цикла, произошел неожиданный раскол.

— Предприятия, выращивающие и производящие сырье, или синтетические душистые вещества, такие как Калужский комбинат СДВ, хотели продолжать работу в рамках одного производственного комплекса, а вот «финишные» фабрики – те, кто выпускал готовую продукцию для потребителя, неожиданно заявили, что отечественные сырьевые предприятия им не нужны и они все, что нужно, купят за рубежом.

Результатом такого разделения стало стремительное разрушение производственных связей. При этом вскоре выяснилось, что иностранные поставщики не горят желанием работать с отечественными производителями, а если и соглашаются, то на условиях, далеких от взаимовыгодных. В итоге некогда знаменитые парфюмерные фабрики «Красная Москва», «Северное сияние» и другие быстро зачахли или перешли под контроль международных корпораций.

А вот производственников ждала совсем уж незавидная участь. Калужский комбинат СДВ, как и еще целый ряд предприятий химической промышленности, скупил Каха Бендукидзе.

— Уничтожение комбината СДВ иначе как варварством я назвать не могу. Акции комбината приобрел Каха Бендукидзе и я убежден, что сделал он это с одной целью – уничтожить предприятие. Дело в том, что Комбинат СДВ был единственным предприятием нашего региона, которое было хорошо известно на мировом рынке. Ни один машиностроительный завод Калуги такой славой похвастаться не мог. Я считаю, что Калужский комбинат СДВ пал жертвой недобросовестной конкуренции со стороны иностранных компаний, просто они действовали руками олигархов.

К началу 1995 года Бендукидзе скупил пакеты около 50 предприятий химической, судостроительной и просто строительной промышленности. Среди его крупнейших активов – судостроительный завод «Алма» в Петербурге (45% акций), АО «Красное Сормово» (10%), новомосковское объединение «Оргсинтез» (50%). К развитию машиностроения Бендукидзе сумел привлечь иностранных инвесторов – с их помощью он объединил «Уралмаш» и «Ижорские заводы», получив корпорацию «Объединенные машиностроительные заводы». А вот химическая промышленность, видимо, была выгоднее в разрушенном виде, чтобы не иметь данных конкурентов на мировом рынке.

Бендукидзе в интервью Financial Times: «Приватизация была манной небесной. Мы могли купить у государства все, что захотим, по выгодной цене. Мы приобрели хороший кусок промышленности за тысячную долю его стоимости. И это оказалось легче, чем взять склад в Москве».

Новое время

Долгие годы калужский комбинат СДВ был всего лишь одним из многих заказчиков института «Парфюмерпроект», но и все остальные парфюмерные и химические производства закрылись, и проектно-конструкторские наработки института оказались никому не нужны. Но его работники – люди с уникальными знаниями и опытом – не растерялись.

— Наша уникальность, в сравнении с другими проектными организациями, в том, что мы имеем квалификацию и опыт в проектировании пожаро- и взрывоопасных производств. Поскольку «малая химия», которой посвятили жизнь большинство наших инженеров, и к которой относится парфюмерные производство – это почти всегда спирты, растворители, кислоты, опасные горючие материалы. Таких производств достаточно много – даже в машиностроении имеются целый ряд участков, где нужно применять особые технологии. Лакокрасочный цех, и участок заправки автомобилей бензином на заводе Volkswagen. Зоны хранения спиртосодержащих охлаждающих веществ на заводе Volvo.  Но есть и небольшие объемы работ, связанные и с парфюмерно-косметическим производством – есть заказы от завода AVON в Наро-Фоминске.

Глупость на глупости

Парфюмерпроект – этот как раз тот случай, когда имя работает на компанию, снижая затраты на привлечение клиентов. Промышленное проектирование, хотя и является достаточно конкурентной бизнес-средой, на практике страдает от нехватки специалистов и ответственного отношения к работе. Часть клиентов приходит в старейший калужский институт за переделкой проектов, которые им уже разработали молодые перспективные компании, но не имеющие такого же профессионализма и опыта.

— Мы работаем в сфере, где действует великое множество нормативов, технических регламентов, которые нужно тщательно соблюдать, а чтобы делать это, нужно постоянно учиться. Это не просто, когда средний возраст сотрудников института за 50 лет, но мы справляемся. К нам действительно приходят компании, в том числе парфюмерные, например, тот же «Эйван» и «Лореаль», с документацией, которую для них разрабатывали другие компании –и обращаются с просьбой откорректировать её, чтобы пройти экспертизу. Мы естественно идем им на встречу, хотя, конечно же нормальных денег заказчик заплатить не может, так как они уже все потрачены.

Я считаю, что это просто глупость на глупости. Существующая система тендеров, где выше всего ставится цена или самореклама не всегда эффективна. На мой взгляд, в первую очередь необходимо учитывать опыт и профессионализм. Просто настоящие профессионалы более глубоко способны оценить фактические объемы проектных работ, отсюда и более высокая стоимость, которая все равно выявится уже в ходе самих работ по проектированию объекта.

При большой конкуренции на рынке проектных работ, могу сказать, что инженеров, способных работать в химической промышленности у нас в стране очень не хватает, особенно в нашей Калужской области.

Нереализованный потенциал

Если полистать список проектов института за последние годы, возникает двойственное ощущение – с одной стороны видно, что Парфюмерпроект загружен работой, работает с крупными международными компаниями и, вообще, весьма стабилен. Однако у нас достаточно объективных проблем в наше непростое время и в первую очередь это кадровая.  С другой — понимаешь, что наш проектный институт способен на большее.

— Сегодня, в условиях ухода из нашей страны западных инвесторов у нас сокращаются заказы на проектирование различных производств, но появляются заказы на разработку проектов консервации опасных производств, к нам уже обращаются некоторые  калужские заводы. Но наши возможности гораздо шире, мы возникли как институт, работающий с малой химией и пищевой промышленностью, и до сих пор готовы работать в этих областях. Все крупные пищевые предприятия Калуги были нашими заказчиками: Калужский мясокомбинат, завод «Кристалл», «Холодильник», «Мосальский сыр» и многие другие. Хочется надеяться, что сейчас, когда у нас снова возник вопрос и развития собственного производства основных потребительских товаров – наши знания вновь пригодятся.

Больше того я полагаю, что парфюмерно-косметическая продукция относится к товарам повседневного спроса и во многом требует импортозамещение, так как её в огромном объеме в последнее время завозили из-за рубежа. Пришло время вновь нарастить объемы выпуска этой продукции в нашей стране. Это очень важное и прибыльное дело. В связи с отсутствием серьезных производств синтетических душистых веществ в настоящее время в нашей стране необходим тренд на производство парфюмерии и косметики из натуральных эфирных продуктов, а затем появится спрос и необходимость производства и СДВ.

Я оптимист и уверен, что так оно и будет. А АО ПКТИ «Парфюмерпроект» будет всегда готов с радостью оказать всяческое содействие инвесторам в разработке проектной документации по созданию новых производств и производственных мощностей.

Перечень значимых работ института Парфюмерпроект за последние 5 лет

  • ООО «Нестле Россия» (Филиал в Калужской области, Боровский р-н, с. Ворсино, ул. Лыскина, д.1 Технопарк «Ворсино»). Проектные работы по строительству 4-12 очереди строительства Фабрики по производству кормов для непродуктивных домашних животных: выполнение функций генпроектировщика и разработка общих разделов проектной документации.
  • ООО «Нестле Россия» Фабрика по производству кулинарной продукции «Магги». Разработка проекта технического перевооружения системы хладоснабжения во всех частях.
  • ООО «Фукс Ойл». Разработка проекта технического перевооружения завода с расширением производства во всех частях с прохождением экспертизы в ФАУ «Главгосэкспертиза России» г. Москва.
  • ЗАО «Л’Ореаль» (технопарк «Ворсино») – разработка проекта склада хранения спирта во всех частях с прохождением государственной экспертизы.
  • ЗАО «Хантсман НМГ» (г. Обнинск) разработка проекта Расходного склада простого полиэфирполиола PPG-2000 во всех частях.
  • ООО «Ла Лоррен Рус» (Агропромышленный парк К-Агро) – разработка проекта завода по производству замороженных хлебобулочных изделий во всех частях с прохождением негосударственной экспертизы.
  • ООО «Бентеллер Аутомотив» (г. Калуга) – разработка проектной и рабочей документации на техническое перевооружение существующего окрасочного производства и очистных сооружений сточных вод с прохождением экспертизы промышленной безопасности.
Меню