Яндекс.Метрика
Добавить в избранное

Подпишитесь на рассылку и будьте в курсе всех бизнес новостей в Калуге и области

Нажимая кнопку «Подписаться» вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных.

Комплексное бухгалтерское и юридическое обслуживание
Погода на сегодня
+ 9
63,8570,60641 315,54
21.09.2019 12:22
Pogoda.com
  01.10.2018
  Иван Романов

Олег Бармин: бизнес-тренеры — это какие-то уроды

  01.10.2018
  Иван Романов

На прошлой неделе в Калуге прошел очередной книжный фестиваль. На этот раз книжки были не только для историков и краеведов — предприниматели тоже могли найти литературу по вкусу. Например, книгу

Блог Олега Бармина.

Олега Бармина «Я помню всех, кто мне не перезвонил».

Сама книга вышла еще в прошлом году и есть в свободном доступе в интернете, но это тот случай, когда общение с автором важнее содержания. Организаторы (Торгово-промышленная палата Калужской области при креативной поддержке компании «Бизнесиндустрия») пригласили Олега Бармина не как писателя, а как человека, умеющего честно и с юмором рассказывать о бизнесе в России и своем опыте в этом деле. Правда, послушать его почти никто не пришел.

В пятницу в 18.00 половина калужской бизнес-тусовки была в Калужском драмтеатре на открытии сезона, а большинство значимых чиновников — на открытии Дней Калужской области в Москве, так что Бармина слушали преимущественно студенты «МЭШДОМ». И это, пожалуй, неплохо, ведь рассказывая про свои многочисленные бизнес начинания, Олег Бармин рассказывал совсем о другом.

Олег Бармин на сцене

Еще в юности открыл шиномонтаж, быстро раскрутил его (предложив уникальную для тех времен услугу безналичного расчета), и продал. Потом открыл цех по копчению рыбы, но быстро свернулся, поскольку не выдержал конкуренции с компаниями, использовавшими для «копчения» «жидкий дым». Потом открыл автосалон, вышел на многомиллиардный оборот и в 2008-м стремительно прогорел. Креативил в livejournal и Билайне. Теперь владеет сетью цветочных салонов, производит мед (не сам), и контент для соцсетей (с помощью команды), и пишет книги.

Так вот, выступление Бармина было о том, что если у тебя появилась идея, ее нужно немедленно воплощать.

Зрительный зал

— Как вы понимаете, что выступление прошло хорошо?

— Первый признак того, что все прошло хорошо — зрители смеются, второй — после выступления подходят сфотографироваться. Взрослый может из уважения сфотографироваться, а вот студентам таких правил соблюдать не нужно. Если ему не интересно, он все выступление смотрит в телефон и фоткаться точно не пойдет. Ну, и как правило, после лекции люди подписываются на меня в соцсетях или просят выслать книгу почитать.

— Сколько у вас сейчас бизнесов?

— Четыре. Первый — это продажа цветов, он относительно небольшой и скоро мы его переформатируем — соединим с медом. Возможно, получится франшиза «Цветы и мед». Медовый бизнес довольно крупный, но Agenda Media — бизнес по производству видеороликов, крупнее. Плюс, еще один источник дохода — роялти от книги «Я помню всех, кто мне не перезвонил». Как ни странно, это довольно неплохой источник дохода.

— А выступления, какое место занимают в структуре ваших доходов?

— Небольшое, но приятное.

— Можно назвать вас бизнес-тренером?

— Нет! Бизнес-тренеры — это какие-то уроды. Ну нельзя человека за одну-две лекции научить бизнесу. Я долго думал, как именно мне назвать то, чем я занимаюсь, и пришел к выводу, что это все-таки stand up. По сегодняшнему выступлению прошу не судить. Я был не очень игрив, потому что нехорошо себя чувствую, да и в зале было много молодежи 13-15 лет, и меня попросили не шутить те шутки, которые обычно сопровождают мое выступление. Так что мои выступления — они для того, чтобы поржать и возможно, подсмотреть какую-нибудь идею. Я знаю много людей, которые тупо копировали мои идеи и они «выстреливали». В каком-то смысле, я даю людям возможность высунуть голову из болота и посмотреть не на кого-то из Лондона или Парижа, а на такого же человека как они сами, из той же деревни.

— Ну, а вы сами на кого-нибудь ходите?

— Давно ни к кому не ходил. Пять лет назад был у Юния Давыдова, он делал бизнес-шоу про маркетинг. Часто бывает так, что ты приезжаешь на какую-нибудь конференцию, где выступает много народу, и ты вольно или невольно кого-то слушаешь. Вот недавно я, таким образом, послушал Александра Кравцова из «Экспедиции», в Калининграде мы выступали вместе с Федором Овчинниковым из «Додо Пицца». А так чтобы пойти, купить билет за 140 тысяч миллионов и послушать какого-то важного человека — такого не бывает.

— Т.е. вам голову из болота высовывать ненужно?

— Я поэтому и езжу по разным городам, что это дает мне возможность не погружаться в болото.

— А те, кто ходил на Тони Робинса, они тоже искали подзарядки?

— Наверно, да. Я знаю директора по маркетингу компании, входящей в ТОП-10 по капитализации в России. Она дала такой отзыв: «Да, все, о чем он говорил, мне понятно, но мне хотелось получить заряд энергии. Я просто кайфанула»

— Мне просто показалось, что его шоу — это нечто среднее между сеансами Кашпировского и выступлением евангелистских харизматиков.

— Меня тоже раздражают бизнес тренинги в стиле: «Друзья давайте все похлопаем в ладоши и скажем «Ку!» У меня офис во Флаконе и по соседству уже много лет сидит Бизнес-молодость. И когда я вижу у них эти вещи, меня прям коробит. Но с другой стороны, сидя в каком-нибудь Архангельске, где ты еще можешь быстро узнать про бизнес хоть что-то. В университет учиться пять лет, в Сколково — платить космические деньги. А подобные тренинги дают хоть какой-то опыт и конечно, знакомства с людьми.

— То есть, у вас все-таки есть офис. У меня сложилось впечатление, что вы очень мобильны.

— Я очень мобилен, но офисов у меня целых три. Со мной сейчас работает около 50 человек и в офисе из них сидит человек 10, и то не каждый день. Больше скажу, 25 из них я никогда в жизни не видел. Я слышал их голос, видел аватарки, но ни разу не встречался.

— В какой программе вы организуете такой коллектив?

— Сначала мы пользовались Slack, но он для гиков. Когда берешь на работу кого-то, кто привык к vk и fb, то он в Slack просто теряется. Для того чтобы не было этого мучительного проекта адаптации мы стали пользоваться WORKPLACE. Это тоже самое, что и обычный facebook, только для работы.

— А для управления соцсетями?

— Ничего особенного. У нас есть livedune, через который я просматриваю, сколько лайков набрали наши публикации. А какой-то штуки, которая автоматизировала бы публикации, мне почему-то не надо.

— Понятно, что это сильно зависит от специфики, но все-таки, какая из социальных сетей больше подходит для бизнеса?

— Люди, которые принимают решение тратить деньги или нет, сидят в facebook и отчасти в инстаграмме. На западе для бизнеса есть отдельная сеть LinkedIn, а facebook — что-то вроде нашего vk. У нас LinkedIn не пошел, а потом его вообще заблокировали, поэтому у нас facebook. Если ты делаешь какую-то медиа-историю и она собирает по все соцсетям 5 миллионов просмотров, а в fb 500 тысяч, то значение имеют только эти 500 тысяч, потому что только среди них есть люди, принимающие решения, все остальные просто для отчета. А те, кто покупают их продукт, сидят в vk и ok.

— В этом году 10 лет кризису 2008 года, который убил ваш автобизнес. Какой там бы механизм?

— Первое — тотально выросли ставки по кредитам — было 14%, а стало 24-28%. Автомобильный бизнес, как и строительный, попал в зону риска, поэтому банкиры максимально забирали деньги, не выдавая новых кредитов. Отдаешь кредит, а новых денег от банка не получаешь. Прекратились платежи за клиентов от банков и страховых компаний, а это был серьезный источник дохода. Автомобильный бизнес в плане финансов очень емкий — если нет денег, нет и товара, а значит, нет и оборота. В результате я остался без оборотных средств и не мог выполнять обязательства перед дистрибьюторами. Третий фактор — это тотальное падение продаж по некоторым брендам. В дополнение ко всему, некоторые крупные дилеры стали отдавать автомобили по бросовым ценам. Что в итоге ударило по относительно небольшим дилерам вроде меня. Ну а потом рынок просто встал. Мне предлагали реструктуризировать долги, как-то побороться, но я просто разуверился в этом бизнесе и, к сожалению, я был прав. Те компании, с которыми я работал, разорились чуть позже меня и с большими долгами.

-А сейчас вы не наблюдаете кризисных явлений, которые можно было заметить тогда, в 2008-м?

— Это был первый настоящий кризис. В 1998 все просто развалилось, а потом быстро пошло вверх просто потому, что мы оттолкнулись от дна. А в 2008 году, все были закредитованы и рассказывали друг другу сказки про то, что экономика будет расти до небес. Встречаешься с немецкими бизнесменами, они говорят: «рынок будет расти до 2015 года», встречаешься с японцами, или американцами, они говорят то же самое… и все это люди в несколько раз старше тебя. И ты думаешь: «ну не могут же они все сразу ошибаться!» И тут хренак! Сейчас все совсем не так. Когда я работал в Билайне и мучил генерального директора Михаила Слободина, чтобы он стал блоггером, он в итоге написал пост, который набрал миллион «уников» буквально за пару недель. Назывался он: «Это не кризис, это новая реальность». И это действительно так, вот в этих самых экономических реалиях, которые мы наблюдаем, мы и будем жить.

Олег Бармин со спутницей