Зачем нужны бизнес-ассоциации? Отвечает Инна Евсина.

Коронакризис поставил перед предпринимателями много неудобных вопросов. Один из которых: как дальше взаимодействовать с государством, сосредоточенном на поддержке крупного бизнеса, даже тогда, когда наибольшие потери несет малый бизнес.

Инна Евсина, известный в Калужской области общественный деятель и глава Ассоциации предпринимателей региона, согласилась поговорить с редактором ДопОфиса о том, зачем бизнесу вообще нужно объединяться.

Растущая ценность

— 10 лет назад, когда вы начинали эту работу, в чем была ценность бизнес-объединений?

— В том же в чем и сегодня, просто, может быть, она была менее очевидна. Мы хотели создать сообщество, скооперировались, давали инициативы, обратную связь госорганам. Миссия ассоциации звучит следующим образом: «Содействие экономическому развитию региона, путем успешного развития собственного бизнеса». Предприниматели кооперируются между собой, обучаются на мероприятиях, дают советы друг другу — таким образом, они и сами успешны и область становится лучше, развиваются отрасли предпринимательства, создаются и развиваются сегодня для счастливого «завтра».

— И как успехи на этом фронте за последние 10 лет?

— Лучше, чем ожидалось.

— А это можно как-нибудь измерить?

— Можно в численности измерить. Есть те, кто вступил в ассоциацию, и те, кто посещает мероприятия. Ассоциируемых членов ассоциации у нас порядка 200, а не ассициируемых, тех, кто ходит на мероприятия, читают новости, доверяют нам, гораздо больше — около 50 тысяч. Это те, на кого мы оказываем влияние: участники обучающих семинаров, подписчики в соцсетях, читатели. Есть отдельный женский бизнес-клуб внутри сообщества. В прошлом году нам удалось провести форум «Бизнес-Эволюция: вектор на экспорт». Впервые он стал международным. Десять лет назад нас было 10-15 человек, сейчас мы полноценное сообщество — это уже большая ценность. Создать его было сложно, в него нужно было верить искренне.

Так же как все

— Как предприниматели, входящие в ассоциацию, пережили острую стадию коронакризиса? По-разному, да?

— По-разному. Есть те, кто в плачевном состоянии и говорят только об этом, а есть те, кто держит себя в руках. Сейчас, наоборот, растет число тех, кто стал воспринимать кризис как новую возможность — набирает людей, меняет бизнес, даже увеличивает продажи.

— Ассоциация чем помогала в период коронакризиса?

— Мы работали удаленно. Проводили вебинары, консультировали бизнес по юридическим и бухгалтерским вопросам. Рассказывали про меры поддержки бизнеса. Плюс, мы сделали общественный штаб, там тоже был штат бухгалтеров, юристов и все поступающие нам звонки и письма перенаправляли куда нужно, помогали с документами. Даже такая мелочь, как письмо о снижении арендной платы, многим оказалась полезной.

— Это делали вообще все объединения бизнеса: ТПП, Опора России и т.д. Даже Минэкономразвития и некоторые коммерческие банки. И теперь все уверены, что именно они и помогли, что именно их предложение было включено в пакет мер, хотя все предлагали одно, а в пакеты вошло совсем другое. Нафига вообще бизнес-объединения нужны?

— Ну, во-первых, все перечисленное мы сделали первыми. Но я не считаю, что мы конкурируем с другими объединениями. Нас отличает, что мы не были созданы по указу сверху и нам не спускают повестку. Т.е. если другие объединения, не имеют возможности высказаться прямо и не по повестке, спущенной сверху, если что-то их не устраивает, то у нас таких ограничений нет. Мы абсолютно независимы, мы ни кем не финансируемся, мы не являемся подразделением правительства.

— Я не об этом. На мой взгляд, коронакризис наглядно показал, что эффективность бизнес-объединения, в конечном счете, определяется способностью передать письмецо региональному ЛПРу и найти для него какие-нибудь аргументы.

— Да и мы такую задачу так же решали. Мы собрали огромное число предложений, систематизировали их по направлениям и сферам бизнеса и направили Губернатору, часть из них ранее или позже были приняты. Кроме этого, консультации — тоже большая помощь. Просто колоссальная помощь!

— Это делали все, и никто не сможет сейчас сказать, насколько помогли их консультации.

— Как это измерить? Количеством консультаций можно измерить, количеством мероприятий, количеством участников этих мероприятий.

— Вот есть замечательный пример Елены Бриненко и Ассоциации предпринимателей индустрии красоты. Елена организовала калужских предпринимателей под решение конкретной задачи — открыть салоны. Вступила в АПИК, взяла типовые документы, составила письма и чрез ТПП довела до регионального ЛПРа. И если посмотреть на статистику АПИК — раньше снятия ограничений, салоны красоты открылись только в тех регионах, где предприниматели смогли достучаться до регионального ЛПРа. И эффективность должна измеряться способностью бизнес-объединения продвигать, лоббировать, интересы бизнеса во власти.

— Все верно, Елена — большая молодец, а теперь посмотрите историю ранее, Елена на своей странице в фейсбук пишет и благодарит за знакомство с теми, кто организовал Ассоциацию индустрии красоты, а именно Игорем Стояновым, где рассказывает о нашем мероприятии, на котором это и случилось. Приятно слышать эти и другие положительные отзывы и благодарности от предпринимателей, которые благодаря кооперации созданной Ассоциацией, уже несколько лет развивают успешные бизнесы совместно. До пандемии я встречалась с нашим новым заместителем городского головы по экономике Васиным. Говорю: «У вас есть Совет по предпринимательству, мы хотим в нем поучаствовать». В ответ: «А вы будете лоббировать интересы ваших предпринимателей!» Такое отношение. В развитых странах в лоббировании нет ничего плохого. Главное, чтобы это было лоббирование интересов индустрии, а не одного конкретного предпринимателя. А для чего тогда нужны Советы по предпринимательству при муниципальных и федеральных органах власти.

— И по итогам коронакризиса выясняется, что отнести предложение по мерам поддержки малого и среднего бизнеса в высокие кабинеты могут многие. А реальную поддержку получает «профсоюз олигархов».

— Ну что плохого в том, что много разных организаций доносят до власти проблемы бизнеса? Это хорошо. Но у государства есть одна проблема. Тот же Васин, когда случайно оказался на бизнес-завтраке в «Гастрономе», выступал перед предпринимателями и сказал: «Я все понимаю, но мы придерживаемся линии федерального правительства». Это его слова. И вот вопрос, можно ли вообще как-то повлиять на политику государства, находясь на нашем уровне? Есть федеральная линия, и есть региональные допущения, на которые можно повлиять. В федеральную повестку нам влезть не дадут. Это все прекрасно понимают. Как сверху скажут — так и будет. Может быть, это и хорошо, есть какая-то определенная государственная линия. В регионах же все зависит от руководителей и их желания помогать.

 

— Про федеральную повестку. Нет у вас ощущения, что малое и среднее предпринимательство в нее несколько не вписывается?

— Вы же знаете, как обстоят дела? Давайте я еще раз это проговорю. Это несправедливо, это плохо, что только часть предпринимателей называют пострадавшими, а всех остальных — нет. Лучше бы дали всем предпринимателям материальную поддержку, или приняли бы хоть что-нибудь из тех мер, которые мы предлагали, независимо от федеральной повестки.

Вплоть до всего, чего угодно

— Вы же понимаете, что не дадут. Что денежную поддержку получит очень крупный бизнес, нефтегазовый сектор и банки. А малый бизнес получит только кредиты, несмотря на все письма с предложениями от бизнеса, переданные Мишустину и его коллегам. Государство и в кризис 2008-го поддерживает крупный бизнес, как в кризис 2014-го поддерживает крупный бизнес, так и сейчас поддерживает крупный бизнес. Хотя пострадал от коронакризиса малый бизнес. Зачем нужны бизнес-объединения?

— Чтобы изменить эту ситуацию! Если бы на было не 200 ассоциируемых членов ассоциации и 50 тысяч тех, кто просто смотрит или иногда посещает. Если бы нас было 50 тысяч, смогло бы государство промолчать в ответ на наши требования?

— И чтобы вы сделали?

— Мы могли бы много чего сделать. Поэтому я и говорю об объединении, в этом большая сила.

— Например?

— Начиная с предложений, которые носят рекомендательный характер, до уже там… Всего, чего угодно! К примеру, того, что делается в Европе. И бойкот, и все что хочешь. Но для этого должна быть критическая масса. Бизнес должен объединиться и быть готовым к решительным действиям. Высказываться! Сообщества — это вообще главный тренд в любой сфере. Хочешь продвигать бизнес — создай сообщество. Хочешь продвинуть некоммерческую инициативу — создай сообщество. Предприниматели не должны воспринимать бизнес-объеднинения как формальность — это реальная возможность изменить ситуацию.

— Ну, вот 10 лет назад, когда вы создавали Ассоциацию, тогда еще молодых предпринимателей, программ поддержки бизнеса было гораздо меньше. Сейчас этих программ пруд пруди и даже есть целый нацпроект (от которого, кстати, собираются отрезать 7 млрд на следующий год). А бизнес вести все сложнее. Количество предпринимателей сокращается, количество банкротств растет. Почему так?

— Я не госслужащий, чтобы ответить на этот вопрос. Но пусть с моей стороны это прозвучит неосторожно. Я хотела бы стать министром экономического развития региона, чтобы изменить эту ситуацию.

— И чтобы вы сделали?

— Я пересмотрела бы программы, проверила какие из них эффективны, перераспределила бы средства. Посмотрела, какой отклик от моих действий и шла к следующим улучшениям.

— Вы говорите как настоящий министр. Перераспределение, анализ, эффективность. Делать-то что?

— Вот у нас есть программа «100 молочных ферм». У нас есть южные регионы, где все само растет и коровки могут пастись гораздо дольше. Ну, зачем нам вкладывать деньги в отрасль, в которой у нас будет заведомо низкий выхлоп? Давай поддержим то, что может выстрелить у нас здесь. Может быть, это будут венчурные инвестиции, может быть, у нас выстрелят стартапы. Давайте посчитаем! Я согласна, что в нашей стране бизнес вести все труднее, но эту ситуацию можно изменить.

Меню