Яндекс.Метрика
Добавить в избранное

Подпишитесь на рассылку и будьте в курсе всех бизнес новостей в Калуге и области

Нажимая кнопку «Подписаться» вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных.

Комплексное бухгалтерское и юридическое обслуживание
Погода на сегодня
+ 12
63,9571,13525 789,13
21.10.2019 00:06
Pogoda.com
  26.09.2019
  Иван Романов

Две беды. Почему с дорогами получилось как всегда

  26.09.2019
  Иван Романов

Вчера вице-премьер правительства РФ, отвечающий за реализацию национального проекта БКАД Максим Акимов раскритиковал регионы, отстающие от графика, и даже пригрозил урезать им финансирование на следующий год. А городской голова Калуги, Дмитрий Разумовский встретился с журналистами, немного повинился и полушутя посетовал, что после этого проекта его карьера будет закончена. Так и сказал: «больше никуда не возьмут».

На самом деле, и Акимов никого не накажет, и у Разумовского прекрасные карьерные перспективы. А вот с дорогами все плохо и лучше не станет, сколько не меняй подрядчиков.

Старые грабли

Вообще говоря, эта история не про дороги, хотя и про них тоже. Вначале был приоритетный проект «Безопасные и качественные дороги» (БКД), он действовал с 2017 года. За два года в 38 крупных агломерациях удалось на федеральные деньги отремонтировать значительную часть дорог. Строго говоря, приоритетный проект еще продолжается, но поскольку опыт был признан удачным, было решено распространить его на всю страну, т.е. сделать национальным и чтобы не путаться, добавить в название слово «автомобильные».

Разработчики национального проекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги» (впрочем, как и других), большое внимание уделили критериям оценки эффективности и целевым показателям проекта. Очень в духе нашего высокоэффективного времени. Но все уперлось в торги и, говоря шире, отсутствие механизма здорового сотрудничества бизнеса и государства.

Задавая новые стандарты качества, выделяя огромные средства, предлагая регионам и бизнесу работать так, как они не работали никогда раньше, федеральный центр проложил дорогу в светлое будущее через те же самые грабли, на которые все наступали при реализации БКД и других ФЦП.

Хронология более или менее известна всем калужанам

История нацпроектов началась весной 2018 года. О чем конкретно идет речь стало понятно осенью. В первые месяцы зимы 2019-го в регионы стали спускать KPI и всякие техзадания. Весной начались торги, сначала на проектирование, потом на выполнение работ. Летом кое-где приступили к работе, а осенью стало понятно, что это провал.

Начиналось все в рамках графика. Контракт на ремонт дорог в Калуге с компанией «Липецк Дороги» был заключен еще в апреле. Тогда же в Горуправе было проведено показательное заседание с участием представителя подрядчика и ресурсоснабжающих организаций, которым предстояло переносить коммуникации с проезжей части. Все как один говорили о том, что готовы к реализации проекта: техника есть, люди есть, опыт есть. Отдельно отмечалось, что «Липецк Дороги» имеет подобный опыт в других регионах. Конечно, проект такого масштаба реализуется впервые, но в целом — все реально.

В июне Калужская область привычно оказалась в лидерах относительно других субъектов, заключив все контракты на реализацию БКАД в регионе. 3 июля была сдана первая дорога — улица Полевая в микрорайоне Турынино А дальше началось что-то непонятное.

Казалось, что в городе идут активные работы, но при этом было видно, что никто ничего не делает. Вскоре выяснилось, что подрядчик не такой уж хороший, как о нем говорилось вначале, но городские власти продолжали утверждать, что держат ситуацию под контролем. Еще 26 августа на городской планерке заместитель городского головы Алексей Волков выражал уверенность, что к 1 сентября все работы будут завершены, а приемка будет закончена к 1 октября.

Хотя еще в середине августа стало известно, что руководящий состав компании «Липецк Дороги» покинул город. После себя они оставили незаконченные дороги и заявление в Прокуратуру о том, что городские власти перечисляют деньги за ремонт субподрядным организациям, хотя никаких уступок прав оформлено не было. Всего перечислили 120 миллионов. Горуправа этот факт признала, но уточнила, что все делалось согласно актам, при наличии подписи подрядчика и, вообще, в рамках правового поля.

В общем, липецкий подрядчик оказался в «черном списке» и на смену ему пришел подрядчик из Калуги ООО «СК-Бизнескапитал», которому теперь предстоит завершить работы до 1 октября. Сделать он этого не успеет, так что за каждый день просрочки будет платить штрафы.

Новый подрядчик прошел ровно такую же процедуру проверки, что и его предшественник — показал документы, доказывающие, что у него есть техника, люди, опыт…

Почему все получилось как всегда?

Потому что работали так же, как всегда. Безотносительно компетентности калужских чиновников и порядочности подрядчиков, ситуация с дорогами и не могла быть иной, потому что ни в строительной сфере, ни в госзакупках ничего принципиально не поменялось.

Для строительных компаний работа по госконтрактам — это лотерея, а не бизнес. Бизнес приносит прогнозируемый и регулярный доход, а госконтракты — это гонка с непонятными правилами и непредсказуемым результатом. Поэтому большинство строительных компаний не держат регулярного штата, а нанимают мигрантов. Поэтому они не покупают технику, а, в лучшем случае, берут в лизинг. И именно из-за желания заработать хоть что-то, строительные компании так «падают» на аукционах.

В стране действуют множество техрегламентов, СНиПов, ГОСТов. Сметы рассчитываются по государственным сметным нормативам. Проектная документация проходит государственную экспертизу, заказчик получает на нее положительное заключение и подтверждает достоверность.

А еще нужно провести экспертизу эффективности инвестиций, рассмотреть адресную инвестиционную программу в целом, и только после этого объект строительства выставляется на аукцион. И вот после всех экспертиз, при наличии кучи печатей на проверенной смете, участники закупки умудряются снижать цену контракта на аукционе на 20-40% и побеждают.

И на объект выходит компания, у которой все бумаги в порядке, но кроме бумаг почти ничего нет. Ни квалифицированного персонала, ни техники, ни надежных поставщиков. Все это ищется в процессе работы. И на маленьких проектах такая система работает, на национальных — нет.

Чиновникам, чтобы мы про них не думали, вся эта ситуация прекрасно видна, но у них не так много легальных способов выбрать поставщика. Вернее, их нет совсем. Отсюда и появляются, откровенно, странные конкурсы, когда поставщику предлагается за 10 дней доделать то, что не смогли сделать за три месяца.

Отвечая на справедливое удивление журналистов, Дмитрий Разумовский достаточно откровенно сказал, что ждал, что конкурс с такими жесткими условиями привлечет внимание только крупных, самостоятельных в техническом плане компаний.

— Теоретически, если бы победила сильная, крупная, большая компания, она могла бы этот объем работ выполнить за 10 дней. (…) Наличие на рынке Российской Федерации крупных компаний говорит о том, что тот объем работ, который остался, он возможен к реализации за столь короткий период. Наша задача была в том, чтобы в короткое время вывести город как можно быстрее из не совсем благоустроенного вида и, конечно, мы понимали, что это можно сделать силами крупной компании. Мы очень бы хотели, чтобы в конкурентной борьбе победил кто-то самый сильный, самый крупный. Но победил тот, кто победил.

И в следующем году победит тот, кто победит, и с ним будут точно такие же проблемы. В рамках существующей системы запланировать успех не получится.

Справочка.

Нацпроект, рассчитанный до 2024 года, предполагает финансирование в размере 4,7 трлн руб., 4,4 трлн из них идут на ремонт дорог. Согласно поставленной задаче, уже через пять лет должна быть отремонтирована половина всей региональной дорожной сети. В этом году из федерального бюджета субъекты получили 106 млрд руб