Яндекс.Метрика
Добавить в избранное

Подпишитесь на рассылку и будьте в курсе всех бизнес новостей в Калуге и области

Нажимая кнопку «Подписаться» вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных.

Комплексное бухгалтерское и юридическое обслуживание
Погода на сегодня
+ 10
76,4790,41984 029,09
24.10.2020 00:42
Pogoda.com
  12.10.2020
  Иван Романов

Как мы запомним весну 2020-го. Часть вторая. Режим Х.З.

  12.10.2020
  Иван Романов

Неуверенность в собственном будущем — постоянный спутник современного человека, и пандемия коронавируса covid-19 довела эту неуверенность до самых серьезных высот. Оказалось, что уверенным нельзя быть не только в будущем, но и в прошлом. Еще пару месяцев назад можно было слушать официальные реляции о победе над коварным вирусом и вот сейчас все с тревогой ждут возвращения всего того, что мы уже пережили весной.

Это вторая часть большого материала ДопОфиса о том, какой мы запомним весну 2020. Читать первую часть.

Сидеть дома и ходить на работу

В начале апреля страну облетели кадры того, как москвичи отмечают первые теплые нерабочие деньки массовыми гуляниями и шашлыками, что, закономерно, привело к усилению бдительности по всей стране. Только за первую неделю полицейские составили 200 протоколов за бесцельное шатание по городу. Однако уже чрез несколько дней региональное МВД выступило с разъяснением, что постарается сократить число штрафов и, по возможности, ограничиваться разъяснительными беседами.

 Мы честно сидели на самоизоляции весь апрель. Из дома выходили только в магазин и чтобы немного погулять во дворе с младенцем, засыпать без прогулки он отказывался. — Вспоминает маркетолог Марина Романова. — Единственные, с кем мы контактировали за этот месяц, были сотрудники полиции. Немного раздражало то, что они все время, видимо для острастки, придумывали какие-то постановления и приказы, которых на самом деле не было.

С 10 апреля на улицах Калуги стали включать оповещение о коронавирусе через громкоговорители. С 15 апреля на въезде в Калугу появились посты полиции, останавливавшие приезжающие автомобили для профилактической беседы. В самом городе был изменен график движения автобусов и, тем не менее, к 20 числам апреля индекс самоизоляции то и дело падал, указывая как сильно калужане устали сидеть дома. Официальная статистика заболевших в этот период продолжала уверенно пополняться, как и официальное число умерших.

21 апреля региональный Минздрав призвал работников коммерческих медицинских учреждений региона идти на борьбу с коронавирусом. Младшему персоналу обещали зарплату от 50 тысяч рублей в месяц, среднему — от 100 тысяч, врачам — от 160 тысяч. Уже 25 апреля 222 студента-медика из вузов Калуги и Обнинска вышли на работу в больницы региона.

«Региональные власти, в целом, руководствуются указаниям правительства РФ, но меры считаю не вполне адекватными. —Пишет одна из участниц опроса, проведенного ДопОфисом в начале мая. — Когда, чтобы попасть в банк, нужно отстоять многочасовую очередь на улице, подвергая здоровье опасности, т.к. за это время можно простыть (имею ввиду Газпромбанк, который мне довелось посетить, и попасть туда я смогла с третьего раза). В магазинах дистанция соблюдается условно, в общественном транспорте — вообще не соблюдается, зато закрыты парки, где люди могли бы гулять и оздоравливаться, т.к. малоподвижный образ жизни, как известно, ведёт к нарушению работы дыхательной системы, даже без COVID-19».

Разрешение на работу

Пандемия поставила государство перед выбором: между эффективным карантином и экономическим спадом. И похоже, выбрали нечто среднее.

6 апреля появился федеральный разрешающий список системообразующих предприятий, в который попали 19 калужских заводов. Уже 8 апреля список дополнился региональной частью и к работе вернулись десятки предприятий из 27 отраслей. 9 апреля стало известно о том, что руководство региона собирается возобновить работу шиномонтажей и автосервисов, оказание услуг по доставке товаров, самовывоз стройматериалов из строительных магазинов без открытия торговых залов. 10 апреля перечень отраслей расширили с 27 до 31.

Запуск предприятий по ОКВЭД привел к ситуации, когда одним предприятиям работать можно, а тем, кто поставляет им комплектующие и сырье — нельзя. В итоге производственные цепочки восстанавливались тайно — к работе вернулось гораздо больше предприятий, чем разрешило государство, и работали они на свой страх и риск. О строгом соблюдении санитарных рекомендаций Роспотребнадзора на неофициально работающих предприятиях речи, конечно, не шло.

Даже официальный спрос на индивидуальные средства защиты задрал цены до невероятных высот. За дистанционные термометры, стоявшие до пандемии в пределах 1000 рублей, в середине апреля просили по 7-10 тысяч рублей, на отдельные модели до 15 тысяч.

Экономический эффект от не остановки предприятий в разгар пандемии можно будет оценить после публикации официальной статистики за год, но вот официальная статистика по заболеваемости на зафиксировала какого-либо всплеска на работавших заводах.

Ничего не понятно

Одними из главных примет пандемии стали тотальное недоверие к источникам информации и невозможность разобраться в официальных формулировках, используемых властями.

Неясным оставалось буквально все: и содержание отдельных терминов (нерабочие дни, самоизоляция, обсервация и т.д.), и общие правила поведения.

— Одной из проблем стал разрыв между озвученным решением, официальным документом, по которому это решение вступает в силу, и официальными же разъяснениями к этому документу. И этот разрыв казался бесконечным. — Вспоминает руководитель проекта ДопОфис.Бухгалтерия Мария Маломуж. — Панические настроения представителей бизнеса, надвигающаяся на них угроза неплатежеспособности по кредитам и другим обязательствам, разночтение пояснений к разъяснениям, неразбериха с налоговыми платежами, масса вопросов без ответов — такими мы запомнили весенние дни 2020. Именно в эти дни предприниматели осознали всю значимость бухгалтера для бизнеса. Для наших клиентов период первой волны пандемии прошел непросто, но выжили абсолютно все, сделали выводы, перестроились, нагнали не просто уровень до пандемии, но и вышли на уверенный рост. Какие испытания теперь нам готовит осень?

Виолетта Комисарова в интервью ДопОфису, данном во время пандемии, указывала, на то, что даже с простыми терминами до конца разобраться невозможно:

— …Но ясность в нормативных документах, безусловно, нужна. Непонятно у нас «самоизоляция» или «карантин»? Точнее, уже понятно. Но что это — совершенно точно никто, ни один человек не знает. «Чрезвычайная ситуация» или «состояние готовности к чрезвычайной ситуации»? Вот есть указ, в нем говорится: нерабочие дни до 30 апреля. Кто вложил в уста Президента слово «нерабочие»? Минтруд дает разъяснение и оказывается, что нерабочие дни — это не то же самое, что выходные или праздничные. Ни один нормативный акт невозможно понять без разъяснений от того или иного ведомства. При этом в каждом регионе по-разному. Возникает ситуация неопределенности, а в такой ситуации не может быть грамотных решений.

Передача полномочий по введению ограничительных мер на региональный уровень также усложнило ситуацию, поскольку гражданам и бизнесу пришлось разбираться в иерархии документов. Надежда на то, что решение, принятое, например, в Москве, не будет принято в Калуге, приводило к тому, граждане подвергали себя лишнему риску заражения, а бизнес не успевал подготовиться закрытию.

На практике, ограничительные меры вводились по всей стране почти одновременно, а вот снимали ограничения действительно по-разному — в зависимости от эпидемиологической ситуации.

Учеба из дома

Онлайн-образование, предсказуемо, началось с проблем. При запуске любой большой системы неизбежно выявляются недостатки, незаметные в процессе разработки. С «Сетевым городом» и прочими вспомогательными платформами было именно так. Сперва система просто не выдержала полной загрузки — десятки тысяч нервных пользователей устроили разработчикам прекрасный стресс-тест. Затем выяснилось, что сценарии, предложенные разработчикам, не всегда совпадают с образовательной практикой.

— Нам не хватало техники. У нас с сыном был один ноутбук на двоих. Мне нужно было работать, а ему учиться. — Вспоминает менеджер по продажам Елена Савиннова. — Я, конечно, подстроилась под школьное расписание. Но с тем, как это работает, ему, по сути, пришлось разбираться самому, и он разобрался настолько хорошо, что научился «прогуливать» — все время играл во что-то во время уроков. Так что приходилось учиться вместе с ним — психического здоровья это ни прибавило никому из нас.

(Цитата — Эти проблемы мы оперативно решаем. Я хочу попросить прощения у тех, кому мы доставили неудобства. Система в самое ближайшее время будет отлажена, будет работать нормально. Все будет в порядке, не переживайте. Все те задания, которые вы сделали, они в любом случае будут отправлены учителю. Также вы сможете увидеть изменения расписания. Мы за этим следим и будем вас регулярно информировать. — Министр цифрового развития Калужской области Дмитрий РАЗУМОВСКИЙ.)

— Моя старшая дочь — студентка, младшая учится в начальной школе. Весной обе были на дистанционке. Не могу сказать, что дистанционное обучение было для них слишком сложным. У младшей дочери очень адекватный классный руководитель, который не загружал детей кучей заданий. На выполнение домашней работы у дочки уходило максимум полтора часа. — Вспоминает журналист Оксана Иванова. — С техническими вопросами: как зайти в «Сетевой город», где найти и как скачать задания, как переправить выполненную работу учителю — дочка тоже разобралась быстро.

Правда, первую неделю дистанционки система страшно глючила, не отзывалась на мои и дочкины логины/пароли, а однажды при очередной попытке прорваться выдала мне внезапное: «У вас нет учеников». Эти вещи слегка раздражали. Но потом мы придумали, как решить проблему. Когда сайт подвисал, учитель дублировал задания в нашем классном чате в WhatsApp. Там же дети отправляли работы, если электронный дневник не работал.

Еще немного нервировали задания на платформе «Российская электронная школа», потому что часть из них была составлена с ошибками.

Самыми сложными были финальные две недели дистанционки. Младшая в этот период как-то резко «сдулась» и превратилась в бубнилку: «Учиться дистанционно мне не нравится», «Когда же закончится этот карантин», «Хочу учиться, как раньше» — и так далее в том же духе. Думаю, что здесь сказались отсутствие прогулок, общения с друзьями и одноклассниками, усталость от того, что разбираться с учебными задачами нужно самостоятельно. В общем, учиться дистанционно она больше не хочет.

У старшей дочери дистанционка в университете продолжается до сих пор. Ее этот формат обучения тоже сильно утомил. Во время онлайн-лекций периодически бывают технические сбои. Они, кстати, случались и на зачётах/экзаменах, и иногда это имело неприятные последствия в виде снижения оценок на балл.

В общем, старшая ждет-не дождется, когда ограничения снимут. Пока они с однокурсниками договорились встречаться хотя бы раз в месяц, чтобы не забыть, кто как выглядит.

Не смотря на переход в онлайн, в образовательном процессе все еще используются ручки. А запасов родители не делали, ведь всегда можно зайти в магазин и купить…

— Больше всех пострадали младшие классы — у них ведь не простые тетради: то крупная клетка, то узкая линейка. Такие не купишь в обычном супермаркете. — Вспоминает менеджер по закупкам сети канцелярских магазинов КанцПарк в Калуге Олеся Слепушова, как закрывались магазины в конце марта. —То, что было у школьников на руках, кончилось быстро, начались звонки — «Олесь, ну продайте! Все кончилось!» А потом учителя стали задавать разные поделки, всем понадобился картон, клей, краски. Получилась странная ситуация — покупатели есть и товар есть, но между ними стоят запреты. У нас непроданные тетради, а школьники пишут непонятно на чем.

Лимоны и мошеники

Цена на лимоны и имбирь подскочили до неслыханных доселе высот. В калужских магазинах килограмм лимонов можно было приобрести за 550-600 рублей. Свою роль в ценообразовании сыграл прервавшийся импорт этих продуктов из Китая, но главной причиной стал аномальный спрос, вызванный слухами о том, что лимон с имбирем помогают не заразиться коронавирусом.

Опираясь на массовые заблуждения и неясность информации из официальных источников, в регионе активизировались мошенники. Были случаи, когда неизвестные в масках и халатах пытались проникнуть в квартиры под видом проведения дезинфекции, или продавали пенсионерам препараты — якобы, профилактические средства и т.д.

Разрешение свыше

Не смотря на все возмущение калужан, власти региона не стали закрывать православные храмы. Церкви были открыты, в них проходили все положенные службы.

— Настоятелям храмов рекомендовано соблюдать все необходимые меры предосторожности и санитарные нормы, — отвечал тогда еще ВРИО губернатора Владислав Шапша. — Действительно, службы проходят, но, я знаю, что с небольшим количеством прихожан. И в данном случае, если это вас очень сильно беспокоит, у меня просьба к вам на эти службы не ходить.

Никитский храм в Калуге ввел возможность для прихожан помолиться удаленно. Поминовения о здравии и упокоении можно было заказать через сайт храма в разделе «требы». Однако в онлайн перешли не все. Несмотря на призывы Патриарха Кирилла и Роспотребнадзора, отказаться от посещения пасхальной службы многие калужане все равно отправились в этот день в храмы.

 

Это конец второй части. Дальше мы вспомним про статистику, меры поддержки бизнеса, конференции и пьянки по зуму, доставку еды и прочие приметы коронакризиса.

Подписывайтесь на нас ( Facebook vk.com )чтобы не пропустить.